Работа мечты

Работа мечты

размещено в: Рассказы | 5

Джессика с улыбкой на лице заканчивала очередной рассказ. Пальцы скользили по клавиатуре, словно по гитарной струне, буквы складывались в слова будто звуки в мелодию, а получавшийся в результате текст напоминал пьесу, свободную от фальшивых нот. Рассказ был готов, а это значит, что уже на следующий день текст появится в газете: теперь она была в этом уверена. Радостно откинувшись на спинку стула и глубоко вздохнув, она погрузилась в воспоминания…


Двадцатилетняя девушка переступала с ноги на ногу, предвосхищая новый этап своей жизни. Будучи человеком в высшей степени скромным, воспитанным и склонным куда чаще проводить вечера в компании книг, а не людей, она встречала подступивший рубеж с оправданным волнением. В последний раз посмотрев по сторонам и собравшись с духом, она с трудом повернула металлическую ручку роскошной входной двери и спустя мгновение оказалась в просторном помещении. По обе стороны от нее вереницей стояли ряды копирующих друг друга столов, между которыми сновали люди, умудряясь одновременно разговаривать по телефону, размахивать руками и передавать друг другу кипы бумаг. Вопреки ожиданиям Джессики, все они были одеты в повседневном стиле: опустив взгляд на классические черные туфли, она поняла, как много открытий ждет ее впереди.

Джессика замялась: казалось, она могла простоять у открытой двери весь день, и никто не обратил бы на нее внимания, а заявить о себе самостоятельно, потревожив других людей, она не решалась в силу природной скромности. Дабы не терять времени, девушка стала оглядываться вокруг: офис, в котором она находилась, был поистине громадных размеров и больше походил на крупный супермаркет или зал ожидания аэропорта – как своими масштабами, так и количеством людей внутри. Она едва могла сосчитать, сколько человек предстало ее взору: по ощущениям только на ногах были пару десятков, не говоря о всех тех, кто сидел за безликими столами, бессознательно уставившись в мониторы перед собой…

— Эй, ты меня слышишь?

Джессика пришла в себя и увидела нависшего над ней мужчину, одним своим видом внушающего страх. Его лицо, украшенное бородой, которую принято называть «канадкой», выражало недовольство: похоже, он задал этот вопрос не в первый раз.

— Ты, должно быть, курьер? Не стой без дела, отнеси документы за тот стол.

Мужчина махнул рукой в неопределенном направлении и собрался уходить, как вдруг услышал тихий голос:

— Я не… Добрый день… Нет, я не курьер – я новый работник. Я пишу рассказы, — Джессика улыбнулась и покрылась мгновенно проступившим румянцем.

— А-а-а… Что ж, тогда приходи завтра: главный редактор сегодня отсутствует, а мне с тобой делать нечего, — мужчина сделал шаг в сторону, после чего остановился, оценивающе посмотрел на юную собеседницу и с нескрываемой насмешкой добавил: — Рассказы пишешь, значит? Лучше бы ты была курьером.

Джессика полным разочарования взглядом проводила спину удалившегося сотрудника газеты, в которую на днях устроилась, и почувствовала, как улыбка медленно сползает с ее лица. «Daily Dream» по праву являлось самым популярным изданием в стране, оказаться в котором мечтал каждый студент, выпускающийся с факультета журналистики – эта работа носила своеобразный знак качества. Джессика и ее университетские друзья не были исключением: все они по завершении учебы хотели оказаться здесь, многие прошли через серию собеседований, но повезло в итоге именно ей. Звонок с предложением «работы мечты», как в журналистских кругах называли должность в газете благодаря созвучному названию и престижу, немало ее удивил: она считала себя далеко не самым напористым, уверенным и опытным выпускником.

Неторопливо шагая домой, девушка уже жалела, что ответила на этот звонок согласием, прокручивала в голове состоявшийся только что диалог и раздумывала над тем, мог ли первый в ее жизни рабочий день сложиться хуже. Она не представляла, как будет работать в такой атмосфере и с такими людьми. «Может быть, не стоит и начинать? – подумала она, но тут же отогнала от себя эту мысль. – Что подумают обо мне другие, если я сдамся, даже не начав?»


— Да-да, зайдите.

Джессика приоткрыла дверь и несмело шагнула в просторный кабинет. Увидев добродушного вида молодого человека (она не ошиблась: так действительно выглядит главный редактор крупнейшей в стране газеты?), она с надеждой подумала о том, что, по крайней мере, с начальством ей повезло.

— Здравствуйте. Меня зовут Джессика, я на днях устроилась в газету, и сегодня мой первый… вернее, второй рабочий день, — девушка улыбнулась молодому человеку, которому на вид было около двадцати семи лет.

— Привет. Да, мне сказали, что ты придешь, — откликнулся парень, не отрывая взгляд от бумаг. – Твое место за первым столом за дверью, между Дэйвом и Ричи. Добро пожаловать в команду.

Пораженная столь лаконичным приветствием, Джессика не сдвинулась с места, заставив руководителя все-таки поднять голову спустя несколько секунд.

— Ах да, извини. Патрик, — молодой человек протянул руку в знак приветствия и, чуть дотронувшись до руки новоявленной подчиненной, вернулся к лежащим на столе бумагам.

Джессике хватило одной минуты, чтобы понять: Патрик находится на своем месте. Его внешний вид оказался обманчивым: он действительно обладал присущей большинству руководителей солидностью, не отличался сентиментальностью и знал цену своему времени. Полная противоположность самой Джессике: молодой, неопытной и неуверенной в себе… журналистке? Нет, она не стала бы так себя называть.

Покинув кабинет главного редактора, девушка отправилась к указанному месту. В отличие от Патрика, условия работы всех остальных сотрудников не отличались особым комфортом: за каждым, пусть и длинным, столом теснились по три-четыре человека. Ее соседями оказались полноватый кучерявый мужчина в возрасте по имени Дэйв и не расстающийся с наушниками молодой парень, которого звали Ричи, – иллюстраторы, как она выяснила позже. Пользуясь тем, что их всего двое, они несколько приблизили кресла друг к другу, и места между ними хватало ровно на половину человека нормальной комплекции – Джессика не вполне представляла, как сможет там уместиться. Тем не менее, бесцельно занимая место на проходе, она не только привлекала к себе внимание коллег, но и мешала их передвижению, а потому должна была что-то предпринять.

— Извините, не могли бы Вы…

Памятуя о том, что полные люди, как правило, отличаются добротой, Джессика попыталась вежливо обратиться к Дэйву и втиснуться на свое рабочее место, как вдруг почувствовала толчок и, невольно отпрыгнув назад, услышала недовольный возглас:

— Эй! Девочка, тебе чего?

Ричи не обращал на происходящее никакого внимания: рвущуюся из его наушников музыку, казалось, можно было услышать из соседнего здания.


— Джесс, подойди к Патрику, он хочет с тобой поговорить.

Шел седьмой месяц ее работы в газете, но немногое изменилось с первого дня: она по-прежнему не могла привыкнуть к постоянно царившему вокруг шуму, не позволявшему ей сосредоточиться на письме; так и не получила прибавку к зарплате, хотя понимала, что приносит газете больше пользы, нежели половина сотрудников; и так и не добилась лучшего рабочего места, так как ни один из предлагаемых вариантов не отвечал ее представлениям о комфорте. Патрик знал обо всех этих проблемах, но как только Джессика заводила разговор о любой из них, тут же изображал почти искреннее сочувствие и говорил, что постарается что-нибудь придумать.

С того самого дня, как Джессика впервые оказалась в редакции «Daily Dream», она поняла, что эта работа ей не подходит. Она с куда большим удовольствием предпочла бы занять аналогичную должность в менее раскрученном издании, в котором чувствовала бы себя комфортнее и была бы избавлена от несмолкающего ежедневного гула голосов, неприятных соседей и надоевшей лжи в свой адрес, но она оставалась на своем нынешнем месте.

Спрашивая саму себя, почему она все еще здесь, девушка не могла внятно ответить на этот вопрос. Она ждала повышения, которое полностью заслуживала и которое рано или поздно должно было произойти; боялась, что, сменив место работы, больше не будет заниматься любимым делом; не была уверена, что в других редакциях ей предложат лучшие условия; думала о том, что скажут друзья, каждый из которых хотел оказаться на ее месте… В конце концов, она говорила себе, что сдастся, если уйдет, а она не привыкла сдаваться.

Заходя в кабинет главного редактора, Джессика догадывалась, зачем снова ему понадобилась. Как правило, Патрик вызывал ее в двух случаях: или попросить подменить кого-нибудь из журналистов, совершенно не заботясь о том, что тема статьи, которую нужно было написать, или события, которое предстояло осветить, была от нее далека, или бросить беглое «Спасибо» после того, как работа была сделана. А так происходило всегда: в какую бы тему ей ни приходилось углубляться и в каком бы часу ночи ни приходилось ставить последнюю точку, она всякий раз сдавала материал в срок. Предвосхищая очередную подобную просьбу, она села в кресло напротив босса и нехотя на того посмотрела.

— Джесс, вероятно, ты знаешь, что в последнее время газета теряет читателей. Если раньше наше лидерство на рынке не подвергалось сомнениям, то сейчас конкуренты почуяли возможность подобраться и, будем откровенны, у них это неплохо получается. Как ты думаешь, в чем наша проблема?

В голове хоть и молодой, но не по годам смышленой девушки было сразу несколько предположений, которые, впрочем, она не считала нужным озвучивать перед лицом начальства, в связи с чем лишь безучастно пожала плечами.

— В тебе, Джесс. Проблема в тебе.

— Во мне? – недоуменно переспросила Джессика.

— Да, в тебе. Посуди сама: твои рассказы – это то, что отличает нашу газету от конкурентов. Все издания публикуют одни и те же новости, мы не можем быть в этом лучше или хуже других. А во всем остальном можем. И львиная часть «всего остального» — это твои рассказы, для которых мы в каждом номере отводим половину полосы. Заметь, мы стали терять свою долю как раз после твоего прихода. Совпадение? Не думаю.

Джессика не могла поверить в то, что слышит. На всякий случай она взглянула на висевший на стене календарь и удостоверилась, что сегодня не первое апреля.

— О чем твои рассказы, Джесс?

— Ты прекрасно знаешь, о чем они, Патрик, ты читаешь каждый из них перед публикацией.

— Твои рассказы слишком… — в поисках подходящего слова парень сделал небольшую паузу, — хорошие. Слишком правильные, слишком честные. Это никому не интересно. Или ты меняешь формат, или мы перестаем их публиковать – думаю, тебе не нужно объяснять, что мы с легкостью найдем им замену.

Джессика в очередной раз поразилась наглости Патрика, способного уверенно обвинять в своих проблемах человека, в наименьшей степени к ним причастного. Она понимала, почему так произошло: ни воспитание, ни характер, ни занимаемая должность не позволили бы ей ввязаться в бессмысленный спор, возразив ответным упреком. Выходя из ненавистного кабинета, она думала о том, что еще никогда не была так близка к долгожданному уходу.


Стоящие на тумбочке часы приготовились начать отсчет следующим суткам ровно в тот момент, когда Джессика бросила беглый взгляд в их сторону. Вот уже несколько часов она безуспешно смотрела в монитор, пытаясь придумать тему для нового рассказа. В голову, которая, ко всему прочему, еще и отдавала пульсирующей с точностью метронома болью, как назло ничего не приходило, а времени у нее оставалось все меньше: утром текст должен был оказаться в электронной почте Патрика.

В последнее время отношения между ними накалились до такой степени, что они практически перестали общаться. Сразу после того неприятного разговора Джессика лишилась своей полосы, но даже после этого не стала поднимать вопрос об уходе, оправдывая привычное решение старыми отговорками и желанием доказать себе, что способна справиться и с этим вызовом.

Джессика не помнила, когда ее рассказ был опубликован в газете в последний раз: три месяца назад, четыре или пять. Все это время она продолжала писать, однако ее творчество перестало удовлетворять запросы Патрика, лишившего ее самого главного – возможности реализовывать себя. До сих пор не начатый текст был ее последней попыткой остаться в газете – на сей раз она была настроена решительно. Слишком много времени было потрачено впустую, и она начала это понимать.

Джессика вновь посмотрела на часы — она не ждала от себя шедевр, если начинала писать за полночь. Но сейчас у нее не было выбора: она хотела во что бы то ни стало доказать свою правоту. Подумав об этом, она вдруг отчетливо поняла, чему должен быть посвящен рассказ: Патрик никогда не смотрел на ситуацию ее глазами, так почему бы не предоставить ему такую возможность? Она в доли секунды придумала название будущего текста и, предвосхищая несколько полных воспоминаний часов, принялась писать…

Короткий звук, сигнализирующий о новом письме, мгновенно разбудил успевшую подремать всего пару часов девушку. Протирая глаза, она дважды щелкнула по только что полученному сообщению и прочитала привычно лаконичный ответ: «Джесс, это не будет опубликовано». От охватившего ее бессилия она упала на кровать: она снова осталась в дураках. С первого и до последнего дня она чувствовала, что находится не на своем месте, но целый год оставалась там, где ей умело пользовались другие.


— Доброе утро, Джесс. Как настроение? — из воспоминаний девушку вырвал голос ее нового руководителя, в отличие от предыдущего всегда начинавшего день с приятных слов. – Вижу, ты уже закончила очередной текст? Прекрасная работа!

«Пусть и не работа мечты», — улыбнувшись, подумала Джессика и отправила материал на печать.

Фото: Markus Spiske/Flickr